Menu

Я свой театр не меняю…

Заслуженная артистка России Ольга Прокофьева (она приехала в Челябинск с антрепризным спектаклем) совсем не похожа на своих героинь: отвечая на мои вопросы, она стеснительно опускала глаза, словно её добродушие могло помешать общению. А я, не скрою, получала от этого удовольствие…

Актриса Театра имени Маяковского, звезда телесериала «Моя прекрасная няня» живёт в напряжённом рабочем графике. Но мне всё же удалось «похитить» у популярной актрисы не менее часа её драгоценного времени. Надеюсь, читателю будет небезынтересна наша беседа за кулисами.

– Ольга Евгеньевна, вы 25 лет работаете в Театре имени Маяковского. Скажите, быть постоянной во всём – черта вашего характера?– Нет, мне кажется, что помимо нашего желания существует ещё что-то. Задумываюсь над этим вопросом частенько. Просто так сложилось, так «звёзды сошлись». Мне очень понравился коллектив, да и всё, что делал мой мастер Андрей Александрович Гончаров. Это как в том анекдоте: родители волновались, что мальчик семь лет не разговаривает. Наконец он произнёс: «Каша несолёная». И все вокруг закричали: «Боже мой! Ты же так хорошо говоришь, почему же раньше не разговаривал?» А мальчик ответил: «Было всё в порядке». Вот и у меня всё в этом театре в порядке. И репертуар, и режиссура, и люди…

– Бытует мнение, что людям, родившимся в Москве или близ столицы, изначально сопутствует удача в карьере. Вы согласны, что рождение и проживание в Подмосковье как-то способствовало вашему успеху?

– Совершенно неожиданный для меня вопрос. Никогда над этим не задумывалась. Сегодня у меня был спектакль, в котором участвуют артисты и из Москвы, и из Подмосковья, и из Белоруссии, и с Украины, и с Урала. Считаю, талантливых людей везде очень много!

– Ваша визитная карточка – роль Жанны Аркадьевны. Как вы считаете, «пушистая стервозность» в её характере может быть полезной по жизни?

– Стервозность Жанны Аркадьевны?.. Я назвала бы это по-другому. Изначально это отрицательный персонаж, но его попытались наделить всеми чувствами – от ранимости и доброты до снобизма и стервозности. Много красок можно было использовать, работая над ролью этой барышни. Я сравниваю эту роль с хорошим борщом, в котором много разных вкусных ингредиентов и продуктов. Но борщ не вкусен без перца! Так же и с женщинами: без острой перчинки они мужчинам становятся неинтересны. Главное, не переборщить, и тогда в женщине будет пикантность.

– В силу актёрской профессии вам приходится много общаться. Какие качества вы наблюдаете в среднестатистической массе женского сообщества страны?

– Тоже интересный вопрос! Кто-то из моих знакомых в своё время назвал XXI век веком женщины. Мне это очень понравилось. И мы даже сделали спектакль «Любовный напиток», где играли с Натальей Гундаревой. Мы с ней давным-давно сюда, в Челябинск, приезжали. Тогда режиссёр спектакля Татьяна Ахрамкова придумала, что несколько небольших мужских ролей сыграют тоже женщины. Никто и не догадался об этом…

Я тоже считаю, что сейчас время женщины. Общая тенденция такова, что мы становимся более женственными. Этого не было в поколении наших родителей. Всё отдавалось только работе. В то время любое «отклонение» – тот же маникюр, слишком красивая прическа или чуть более яркий цвет помады – уже считалось негативной чертой. А сейчас никто не принимает женщину с маникюром за профурсетку. Одеваться и следить за собой становится нормой, и это правильно.

– А как вы относитесь к интригам и колкостям?

– В жизни часто приходится сталкиваться с каким-то невежеством. Бывает, ранит, если видишь несправедливость. Всё, что касается коллег… мне кажется, что я окружила себя такими людьми, с которыми тепло. Потому-то я и работу свою – театр – не меняю: у нас нет ни колкостей, ни пакостей. Бывают, правда, жёсткие отношения, но это не из разряда интриг, это больше дисциплина. Когда выезжаем на гастроли, очень трепетно относимся друг к другу, существуем гармонично…

– Почему комедийные роли вы считаете наиболее сложными?

– Они сложные в хорошем смысле слова. Знаете, как бывает: самый трудный ребёнок в семье – самый любимый. Комедийная роль вынашивается гораздо сложнее. Это моё субъективное мнение. Каждая грань оттачивается, придумываются нюансы для той или иной сцены. У меня есть свой уровень юмора, ниже которого я не могу опуститься…

– Вы мечтали стать актрисой с детства?

– Мне кажется, 99 процентов девочек с детства мечтают стать артистками, певицами, моделями, балеринами. В эти проценты попала и я. Правда, дальше у всех складывалось по-разному.

– Не многим известно, что ваш сын Саша вырос за кулисами и пошёл по стопам мамы, дебютировав в шесть лет в «Госпоже министерше». Как у него появился интерес к театру?

– Поскольку в малом возрасте папа и мама для ребёнка самые великие и большие люди на свете, то занятие родителей становится и его миром. Поскольку мы актёры, для сына не было вопроса, чем заниматься самому. Ходил с нами в театр и делал то же, что и мы. Некоторое охлаждение к этой профессии было: пошёл на курсы в сфере компьютерных технологий. Но тропинка вновь повернула к театру. Теперь Саша учится в Российской академии театрального искусства.

– В кино вы дебютировали в 1991 году, снявшись в картине Андрея Эшпая «Униженные и оскорблённые»?

– В тот период у меня были ещё некоторые работы, так и не вышедшие на экран. Подобное тогда случалось. Две картины были проданы на Запад, и я их не увидела…

– Стали ли для вас профессиональной школой сериалы «Джек-пот для Золушки», «Дети Арбата», «Адъютанты любви»? Или они были «конвейерными»?

– В нашей работе то густо, то пусто. Бывает, что простаиваешь. И в это время даже небольшая роль, как тренажёр, не даёт потерять профессионализм. Иногда соглашаешься на менее значимые роли, чтобы существовать перед камерой. В проходных работах нет ничего плохого. В «Адъютантах любви», например, был интересный состав артистов, но из-за производственных проблем творчество ушло на третий-четвёртый план…

– Что интересного для вас было в работе над фильмом по произведению Войновича «Чонкин» режиссёра Алексея Кирющенко – создателя и «Моей прекрасной няни»?

– Фильм не шёл по центральным телеканалам России и Украины. Забавная история, и тоже очень талантливо снята. В «Чонкине» есть наша история. Войнович с юмором описал то, как началась война, ведь порой в деревнях даже и не знали о происходящем. Лёша сделал фильм немножко гротескным, получилась вроде как насмешка над временем, хотя о любом времени можно говорить с юмором и иронией. Я считаю, там очень тонкий юмор! Просто не все чиновники могут это прочитать.

– Вы часто посещаете мероприятия, связанные с модой. Что нового открыли для себя в этой стихии?

– Как сказала народная артистка Лия Ахеджакова, всё равно за всем не угонишься, это тоже пусть пройдёт без нас (смеется). Я и раньше относилась очень спокойно к западным кутюрье. Понятно, что марка стоит денег, но с ума сходить и голодать два месяца, чтобы её приобрести!.. Сейчас, слава богу, заработки у всех стали лучше. Я общаюсь с нашими дизайнерами и вижу: они люди талантливые – не только модная марка…

– У вас много фотографий с абсолютно разным имиджем…

– На фотосессии я стараюсь брать с собой Настю Третьякову, которая делала причёски моей героине Жанне Аркадьевне. Смешно, но, когда на экране появлялась Жанна Аркадьевна, во всех парикмахерских останавливалась работа, а мастера замирали у экрана, чтобы увидеть, что же ещё у неё на голове (смеётся). С ней интересно сочинять новые имиджи и создавать разные образы…

– Большое спасибо за беседу.

Текст: Ксения Солдаткина

Газета ФСБ России «Граница России. Урал», №3 (324), 20-26 января 2011 г.

Наверх

Контакты

По вопросам организации гастролей и работы ведущей

пишите на  work@prokofievaolga.ru

Актерское агентство "АРТКит"

+7 (916) 061 39 74 - Павел
+7 (985) 769 06 23 - Мария
+7 (964) 775 27 86 - Юлия