Menu

Иногда добро нужно просто «взять за руку»

dyadushkin son 3

Ольга Прокофьева: В регионах нас всегда встречает благодарный и искренний зритель.

«Я люблю все свои роли – от глубокой драмы до легкой комедии, зрителям нужно и поразмышлять, и посмеяться», – признается актриса Ольга Прокофьева. После звездного часа – роли Жанны Аркадьевны в ситкоме «Моя прекрасная няня» – ее фильмография пополнилась тремя десятками разных картин.

Год назад, например, по телевидению прошел сериал «Бумеранг», в выходные и праздники каналы с удовольствием ставят в эфир комедию «Притворщики». А недавно состоялась премьера нового фильма с участием Ольги – мелодрамы Аллы Суриковой «Любовь и Сакс».

Тем не менее «самым важным из искусств» для актрисы остается театр. В 2017 году Прокофьевой вручили премию «МК» в номинации «Лучшая женская роль» за образ Кэт Келлер в спектакле «Все мои сыновья». В конце 2018-го наградой «Звезда Театрала» отметили ее работу в «Пигмалионе» – миссис Хиггинс. Обе эти роли Ольга сыграла на сцене Театра имени Маяковского, в который пришла сразу после окончания ГИТИСа. Благодаря такой верности профессии недавно к ее профессиональным наградам добавился знак отличия «За безупречную службу городу Москве» XXX лет.

В жизни актрисы находится место и для антреприз. Среди них есть и спектакли-долгожители – «Муж моей жены», «Просто бэби», и новые проекты – «Любовь и голуби», «Кадриль». Все они с успехом проходят как в столице, так и в регионах.

Синтезатор зрительской любви

– Ольга, вы много гастролируете по стране. Какое ощущение складывается: нужен современному зрителю театр? И какой – добрый и светлый или эпатажный и экспериментальный?

– Самое главное – что публика идет в театр, ей это интересно. В какой бы город мы ни приезжали, нас встречает доброжелательный и искренний зритель. Только представьте: выходишь на сцену, еще ничего не сделал, а уже раздаются бурные, долго не смолкающие аплодисменты. Это своего рода аванс, тем самым люди говорят, что ждали нас. И хочется сыграть для них на высшем уровне.

Что касается репертуара, то для гастролей мы, как правило, берем понятные, трогательные, задевающие сердце и душу истории. Они всегда находят отклик. Сейчас такое время, что люди идут в театр за эмоциональным зарядом, позитивом, каким-то очищением. Они сами в этом признаются, когда ждут тебя после спектаклей или пишут в Интернете, чтобы поблагодарить и поделиться впечатлениями.

Мой педагог в ГИТИСе Андрей Александрович Гончаров, многие годы возглавлявший Маяковку, даже если ставил трагическую историю – все равно умудрялся в финале, образно говоря, зажечь свечу, чтобы человек ушел с надеждой. Помню, во время учебы мы приносили ему критичную драматургию, суть которой сводилась к тому, что это в мире плохо и то нехорошо… Он такое не любил. И мы тогда думали: какой Андрей Александрович старомодный, обязательно ему надо добро «за руку взять». А с годами понимаешь, что нет ничего ценнее, чем человеческие отношения.

Мне очень нравится определение «гениальная простота». Именно такие спектакли всегда получаются у режиссера Театра имени Маяковского Леонида Ефимовича Хейфеца. На своем 85-м году жизни он постоянно к этому стремится, придумывает какие-то приемы, творческие ходы. Именно он поставил оба спектакля, за которые я в 2017 и 2018 годах получила престижные театральные награды. В «Пигмалионе», например, он дал мне роль мамы профессора Хиггинса, которого играет Игорь Костолевский, – а ему, между прочим, недавно исполнилось 70 лет. Так что этот образ мы создавали с ироническим преломлением.

Изобретательно, глубоко, но в то же время очень просто и пронзительно – таков режиссерский стиль Хейфеца. У нас много лет шел поставленный им спектакль «Синтезатор любви», и самым лучшим комплиментом за эту работу для меня стал отзыв одной девочки. Она поделилась: «После этого спектакля я бежала домой, мне так хотелось обнять свою маму»…

– Чем еще запоминаются встречи, общение со зрителями?

– Всегда по-разному. Минувшей осенью, например, во Владивостоке и Приморском крае в рамках кинофестиваля «Меридианы Тихого» проходили мои творческие вечера «Смеясь, ликуя и бунтуя…». Это совместная программа с пианистом Александром Браже, в которой я рассказываю о театре и любимых коллегах, делюсь какими-то историями, читаю рассказы Надежды Тэффи и Аркадия Аверченко, стихи Беллы Ахмадулиной. Мы объехали много небольших городков, а завершающий творческий вечер состоялся во владивостокской библиотеке. Как меня там принимали! Пришла очень изысканная публика: люди читающие, образованные, с хорошим эстетическим вкусом и общающиеся в творческих кругах. Аплодисментов, ярких реакций, интересных мнений было гораздо больше, чем в концертных залах.

Кстати, этот творческий вечер я всегда завершаю рассказом Аверченко «Преступление актрисы Марыськиной». У его героини было всего три реплики, из которых она сделала выдающуюся роль и ушла со сцены под овации. Ей тем временем собрали кузовок с вещами и выгнали из театра. Ради одного яркого монолога на сцене, творческой самореализации можно пожертвовать многим – в этом специфика профессии.

Смех перед «казнью»

– В реальной жизни часто случается, как в рассказе Аверченко про Марыськину, когда весь спектакль вдруг пошел совсем не по плану?

– Наша профессия непредсказуемая, и порой случаются накладки, над которыми потом остается только посмеяться.

Помню, когда я только пришла в Театр имени Маяковского, была задействована в массовке спектакля «Да здравствует королева, виват!». Роль Марии Стюарт играла Евгения Симонова. Как-то раз один из наших артистов праздновал рождение долгожданного ребенка. Видимо, случились какие-то бессонные ночи, и на спектакль он пришел сильно уставшим… Роль небольшая: выходил со скатанным свертком, разворачивал его и оглашал смертный приговор Марии Стюарт. И вот в тот день он как обычно зачитал речь, но завершил ее словами: «…объявляется смертный приговор через повешение». И ушел. На сцене тем временем стояла плаха и палач на помосте в полной готовности – как известно, Мария Стюарт была обезглавлена. Женечка Симонова вышла на сцену в красном длинном платье с большим шлейфом, выразительно произнесла свой монолог и в конце сказала: «Я прошу казнь через повешение заменить мне на отсечение головы». После чего поднялась на плаху, где палач содрал с нее этот красивый красный шлейф… Вся массовка в этот момент старательно отворачивалась от зала, так как сдержать смех было невозможно.

Или случалось, что кто-то из артистов не приезжал на спектакль, а помощник режиссера почему-то именно в этот вечер не делал соответствующие отметки в приходном листе. В результате спектакль в самом разгаре, этот актер вот-вот должен выходить на сцену – и выясняется, что он отсутствует. Действие спонтанно корректируется: реплики его персонажа быстро разлетаются среди партнеров, начинают происходить забавные вещи. Главное – выйти из ситуации так, чтобы зритель ни о чем не догадался.

– В вашей декабрьской афише почти каждый день были спектакли, гастроли от Ростова-на-Дону и Сочи до Сургута и Калининграда… Как справляетесь с такими нагрузками?

– Действительно, в декабре у меня было 26 спектаклей. Это моя добрая воля. Я сама себе придумала такую жизнь, и она мне нравится. Каких-то бытовых обязанностей в последнее время стало меньше: сын уже взрослый, живет отдельно, так что могу позволить подолгу отсутствовать в Москве. Графики сложные, но реальные – главное, чтобы самолеты вовремя взлетали, технических накладок не было… Я всегда ответственно подхожу к планированию времени и не забываю про меру.

Люблю много работать, но при этом стараюсь себя не загонять. Нельзя допускать переутомления и раздражительности, которые будут следовать за тобой из города в город, из спектакля в спектакль. Когда ты устал, у тебя физически нет сил, чтобы выложиться по полной программе – лучше не выходить на сцену. Я это состояние в себе не люблю, оно мешает мне работать. И во время любых поездок стараюсь отдыхать. Даже если приезжаю в новый для меня город и хочется с ним познакомиться, сходить в храм или увидеть какую-то достопримечательность – все равно стараюсь «доспать» недостающие часы, чтобы хватило энергии на вечер, выдать все то, ради чего выходишь на сцену. Ведь люди идут в театр за впечатлениями и ощущением праздника, и нельзя обмануть их ожидания.

От критикессы до Шарлотты Ивановны

– Ольга, а как проводите свободное время, когда оно у вас появляется?

– Люблю активный отдых. В этом году в январе у меня выдалось пять свободных дней, и мы уезжали в Болгарию кататься на горных лыжах. Когда нахожусь дома, часто бываю в Сорочанах – это подмосковный горнолыжный курорт. Горки там небольшие, но все равно здорово. Еще люблю сноуборд. А в прошлом году освоила коньковые лыжи – в последние годы в Москве заметно преобразились парки, и там прекрасно можно покататься. Ну а летом – велосипед.

– Какие новые работы намечаются у вас в кино, на телевидении и, конечно, в театре?

– Недавно я сыграла во втором сезоне сериала «Между нами, девочками», который снял режиссер Алексей Кирющенко. Сейчас идет монтаж. Мой персонаж появляется в седьмой-восьмой серии, но сразу внедряется в самую гущу событий. Других кинопроектов в производстве пока нет, есть заделы, о которых из суеверия артисты стараются не говорить. Я люблю работать в кино и всегда открыта для интересных приглашений.

Что касается телевидения, то самое главное – не «перекормить» зрителя своей персоной. Не надо сидеть на всех ток-шоу и выступать в роли эксперта, который знает все: как воспитывать детей, грамотно разводиться, делать операцию на сердце и даже как проходит жизнь муравьев… Обычно это вызывает только ироничную улыбку. Я в подобных проектах участвую, только если они тематические и мне действительно есть что сказать: выход твоей картины, день рождения любимого режиссера… Недавно, например, с удовольствием пришла на съемки программы, посвященной творчеству режиссера Аллы Суриковой. Мне посчастливилось у нее сниматься, и я с удовольствием поделилась воспоминаниями, мы прекрасно пообщались. Еще согласилась сыграть критикессу в шоу «Субботний вечер» на канале «Россия», потому что это мой формат – юмористический. Все проекты я сознательно отбираю.

В Театре имени Маяковского мы репетируем спектакль «Вишневый сад». Режиссер Леонид Хейфец предложил мне роль Шарлотты Ивановны. Я уже как-то говорила в интервью, что мы шутим: спектакль будет настоящим ноу-хау – без обнаженных тел и матерных слов. Если все сложится хорошо, то в апреле сыграем премьеру.

Наталья СЕНЧУКОВА

Ссылка на источник: http://xn--80aec1d.xn--p1ai/archives/17792

На фото: Ольга Прокофьева в роли Марьи Александровны Москалевой в спектакле «Дядюшкин сон»

Наверх

Контакты

По вопросам организации гастролей и работы ведущей

пишите на  work@prokofievaolga.ru

Актерское агентство "АРТКит"

+7 (916) 061 39 74 - Павел
+7 (985) 769 06 23 - Мария
+7 (964) 775 27 86 - Юлия