Menu

Ольга Прокофьева для Газеты По-киевски

Ольга Прокофьева

– Ольга, каким ветром вас занесло в «Хорошие песни»?

– Стихийно это все было – вы ведь знаете, Тиночка (Канделаки. – Авт.) слегка приболела, вот Саша Цекало мне и позвонил практически в последний момент. Мы ведь с ним очень давно сотрудничаем, вы не поверите – много лет назад снимались в одной студенческой работе, играли мужа и жену. Это было так трогательно! Он делал первые шаги в кино, я только начала в театре трудиться, и картина была такая романтическая – никто Сашиного героя не понимал, ни друзья, ни жена, только собака… А потом Саша и в «Няне» снимался, так что мы давно знаем друг друга. А я в искусстве конферанса не новичок – у нас с Борей Смолкиным уже есть некий опыт в этом вопросе, нас сейчас часто приглашают в паре провести какие-то мероприятия. А мы – пока еще герои, пока нас не забыли – на такую работу соглашаемся. А вообще, я, честно говоря, случайно вырвалась, потому как сейчас очень занята – две премьеры выпускаем. Одна – спектакль по Эдварду Олби в Театре Маяковского, вторая – антрепризный «Муж моей жены» – 15-го мы с Валерием Гаркалиным и Семеном Стругачевым привезем его в Киев. Я там играю женщину, у которой два мужа – один в одном городе, другой в другом… И вообще, я вчера хотела привести свою голову в порядок, запланировала поход к парикмахеру, а вместо парикмахерской вот – приехала сюда.

– Вам, кстати, в «Няне» волосы не испортили – такие у вас в каждой серии прически были громоздкие?

– Да ничего, выжили как-то мои волосы. Во-первых, у меня был фантастический гример, а потом, очень важно твое отношение ко всему этому. Если дать себе установку: «Ой, мои бедные волосы, сейчас они все выпадут!..», то так и будет. Надо быть уверенным, что все будет хорошо. И с депрессиями так же нужно бороться: не пускать к себе темные мысли.

А вообще, конечно, искусство требует жертв: всегда, когда хочешь сотворить что-то эдакое, во многом себя не щадишь. Я, например, после спектакля обязательно вся в синяках. Вот, смотрите (приподнимает подол юбки): вот синяк и вот синяк, и вот… Иногда за мебель зацеплюсь, иногда мимо декораций могу неудачно пройти. В театре кто-то шутил: мол, это такой зажим. Я сказала: «Нет, дорогие мои, это не зажим. Это темперамент включается – синяки появляются». И как же я смеялась, когда увидела свою подругу Чулпан Хаматову – всю в таких же синяках: «Чулпан, что это?» – «Это я об декорации бьюсь». Что-то такое происходит, когда себя «отпускаешь».

– Ольга, вот «Няня» закончилась. Облегчение по этому поводу чувствуете?

– Ощущение двоякое… Конечно, усталость накопилась фантастическая. Та же Чулпан мне сказала: «Оля, я перед тобой готова на колени стать, потому что лично я такого ритма не выдержала бы». Я ведь продолжала играть в театре – по 12–13 спектаклей в месяц. Не знаю, хотела бы я себе такого еще раз – так что в этом смысле облегчение есть. С другой стороны, у нас была не то чтобы эйфория, но сериал-то получился популярный, работали мы не вхолостую, при этом понимали, что такой случай предоставляется, может быть, раз в жизни, поэтому отдавали проекту все силы и сердцем к нему все же прикипели… Так что даже и жаль как-то расставаться.

– А с Борисом Смолкиным – «Константином» – расставаться не жаль? Мы как-то уже привыкли видеть вас в паре.

– А мы с Боречкой и не расставались – дружим, общаемся. Он, правда, живет в Питере, но, если нет возможности встретиться, мы обязательно созваниваемся. А вообще, мы продолжаем вместе работать: довольно часто ведем концерты, сейчас вот нас приглашают на новогодние мероприятия, а еще, скажу вам по секрету, мы, может быть, скоро вместе сыграем в кино – каком, пока не скажу.

– Не могу не спросить вас о Любови Полищук…

– Я узнала о ее смерти утром в самолете по дороге в Киев (наш разговор состоялся в день смерти Полищук. – Авт.), все стали мне эти смс-ки слать (в глазах Ольги появляются слезы). В последнее время Люба почти не снималась. Мы даже шестой, последний сезон из-за нее задерживали, пол-января не снимались, все ждали ее. Потом поняли, что эта страшная болезнь прогрессирует (у Полищук был рак костного мозга. – Авт.), и ее сцены были переписаны на бабу Надю и сестру Любови Григорьевны, которую сыграла Нина Русланова, и Гена Хазанов нам помогал в той сцене, где у Жанны Аркадьевны с дворецким, наконец, проявляются романтические отношения и они сидят, выпивают с бабой Надей. В последний раз, когда Люба приехала на съемки, она была уже сильно уставшей, естественно, сильно похудевшей – в то время уже очень болела. У нее при ее росте получилась точеная фигура, и эта прямая спина, балетная выправка, невероятный рыжий парик – красавица! Но… чего ей это стоило. А потом мы решили ее не беспокоить и больше на площадку не вызывали.

– Ольга, интересно, а еще на один ситком вы бы согласились?

– Вы знаете, как это ни странно, – да. При условии интересной большой роли. Ведь грамотно рассмешить – это искусство, это гораздо сложнее, чем играть драму. Говорю это как человек, который 20 лет служит в театре и играет все – и мелодраму, и драму, и комедию.

– Театру ваша популярность как-то аукнулась?

– Конечно, и секрета тут никакого нет – «на Жанну Аркадьевну» стали ходить. Причем появилось море девочек-поклонниц, которые ходят на мои спектакли регулярно и при этом перечитывают сложнейшие пьесы. Вот играю я Олби – достали, перечитали. Книги моих учителей – Марка Анатольевича Захарова и Андрея Александровича Гончарова – читают. Сайт большой мне сделали… Хотя зрители, конечно, разные, бывает, еще и обсуждают мою персону. Самым большим для меня комплиментом было, когда после спектакля один зритель сказал другому: «Слушай, я сначала подумал, что это – Жанна Аркадьевна, а сейчас понял: нет. И голос другой, и актриса такая… мелодраматичная». Во мне аж гордость проснулась: это же надо, так перевоплотилась, что убедила: я – это не я! А еще был случай: я ведь, кроме «Няни», снималась еще и в «Адъютантах любви», в роли императрицы Марии Федоровны. И вот на одном спектакле, где я играла уборщицу, – ну люблю я перевоплощения – слышу, как одна старушка говорит другой: «Смотри, это же императрица!» А та ей отвечает: «Да какая императрица! Это уборщица!»

– Скажите, а на память о Жанне вам что-то осталось? Хоть костюмчик ее какой-то?

– Ну, во-первых, Жанна носила много моих костюмов – весь мой гардероб практически переносила. Даже шубу мою оттяпала! Но я у нее тоже немножко вещичек прикупила. Две-три ее кофты Сергей Сысоев, модельер сериала, мне подарил, а остальное, что мне понравилось, я купила с небольшой скидкой – и мне не накладно, и картине. А сегодня вот даже надела ее кольцо, «визитную карточку» – с большим камнем, любимое. Она с ним практически в каждой серии ходила. Я, вообще, Жанну люблю – она хорошая, смешная, у нее есть, чему поучиться. Вот вы бы могли в семь утра быть при полном макияже? И я нет. Ей интересно жить, она всегда энергичная, у нее не бывает депрессий, что очень важно для нашего сумасшедшего времени, и потом – она сама купила себе квартиру, машину – значит, труженица, вкалывала. Ну слегка выпивала. Но не будем ханжить.

– А то, что столько лет ждала одного мужчину, – это вам как?

– А что? И такие женщины бывают. Я, Оля Прокофьева, может, и не смогла бы, хотя любовь зла… Но в последней серии уже было видно, что Максима Викторовича Жанна любит так, по инерции. А когда рядом нет этого, маленького, она уже тоскует.

– А кто ваш любимый мужчина, если не секрет?

– Мой сын Саша. С его отцом – он тоже актер – мы прожили вместе 12 прекрасных лет, но семейная лодка разбилась о быт. Сын, конечно, первый, кто пострадал от моей популярности, – меня ведь постоянно не было дома. Я и сейчас уделяю ему меньше времени, чем хотелось бы, но все же в театр стараемся с ним выбираться, в кино. Саша, кстати, уже с 6, 5 лет на сцене – в нашем спектакле «Госпожа Министерша» у него была большая роль со словами, роль поменьше – в антрепризном спектакле «Кин IV». А сейчас у сына возраст такой переходный – 14 лет, отрицание всего, «я уже самостоятельный и могу без мамы!» Я делаю вид, что согласна с ним, но все равно – во всем стараюсь быть его подпоркой и всегда, когда есть минутка, лечу домой. Интернет ради него освоила, компьютерные игры, на ролики стала. Так что на других мужчин у меня пока просто нет времени.

Наверх

Контакты

По вопросам организации гастролей и работы ведущей

пишите на  work@prokofievaolga.ru

Актерское агентство "АРТКит"

+7 (916) 061 39 74 - Павел
+7 (985) 769 06 23 - Мария
+7 (964) 775 27 86 - Юлия